Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница

— Куски говядины с овощами, приправленные подливой? — спросил Трентон, держа огромную банку. — Это весьма здорово.

Я улыбнулась и решительно схватила продуктовую тележку.

— Кидай сюда. Это скоро войдет в привычку, если ночью похолодает.

— Можешь одалживать меня в любое время. Я идеален в качестве свитера для такой погоды. Осторожнее. Вызывает привыкание.

— Не стоит пугать меня хорошим времяпровождением.

Он остановился посередине ряда.

— Подожди. Серьезно?

Я пожала плечами.

— Ты был довольно уютным сегодня.

— Уютным? Да я — кашемир, черт возьми!

Я расхохоталась и покачала головой. Мы оттолкнули тележку, превратив ее в детскую машину с двойным отделением, пока Оливия притворялась, будто управляла рулем и врезалась в Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница предметы.

— Держу пари твой калифорнийский жених не такой уютный, как я, — сказал Трентон, как только мы спустились в гастроном.

— Тут холодно! — воскликнула Оливия, делая вид, словно дрожит. Трентон сбросил свою куртку и завернул девочку в нее. Я протянула руку, чтобы достать упаковку с мясом и бросила ее в тележку.

— Не знаю, — сказала я. — Я действительно не помню насколько он мягкий.

— Как это? Быть с тем, кого никогда не видишь?

— Жены военных в таком же положении. Я не вижу смысла жаловаться.

— Но ты не его жена.

— Не уверена, как смогу ей стать, если мы редко друг друга видим.

— Вот именно Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница. Тогда что заставляет тебя продолжать все это?

Я просто пожала плечами.

— Не могу точно понять. Просто в нем что-то есть.

— Он тебя любит? — прямой и такой личный вопрос Трентона заставил мои вены на шее вздуться. Это было похоже на вторжение в нашу личную жизнь, но стремление защитить себя было очень сильным, поскольку Трентон спрашивал о том, о чем я сама себя спрашивала уже много раз.

— Любит.

— Но Калифорнию он любит больше? Он в колледже?

Я скривила лицо. Вообще-то я не любила так подробно говорить о ТиДжее. Да и ТиДжей не особо любил, когда я вдавалась в детали.

— Не только учеба Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница удерживает его там. Еще его работа.

Трентон спрятал руки в карманах. Я взглянула на его руки: сегодня, на его запястье виднелся коричневый кожаный браслет, такого же цвета браслет в виде шнурка и еще один, который ему сплела Оливия.

— Ты когда-нибудь снимаешь браслет Оливии? — спросила я.

— Я обещал ей, что не сниму. Не переводи тему.

— Зачем тебе знать о ТиДжее?

— Ну, я любопытный. Мне не терпится узнать, что заставляет тебя находиться в таких отношениях.



— Каких, таких?

— В которых ты не на первом месте. Я не понимаю, почему этот парень ведет себя как идиот, поэтому и пытаюсь это выяснить Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница.

Я прикусила губу. Трентон вел себя так, словно пытался заставить меня полюбить себя и в то же время, заставлял испытывать отвращение к ТиДжею.

— Это что-то вроде тебя и Оливии. Это может ничего не означать для людей снаружи, да и звучит довольно странно, когда он пытается объяснить мне все, но, тем не менее, его обязанности очень важны.

— Ты тоже важна.

Я прислонилась к нему, ощущая, как он обнял меня одной рукой, прижимая к себе все крепче.

Глава 11

Съев бутерброды с ветчиной и сыром, посмотрев фильм и съездив ненадолго в «Чикен Джо», Трентон и Оливия уехали домой, а Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница я направилась в Ред. Я дошла до входа для персонала, чувствуя свое дыхание на воздухе, и не снимала пальто до тех пор, пока в бар не завалилось достаточно людей, чтобы он согрелся.

— Святые угодники! — сказала Блиа, протирая руки заходя внутрь. — Холоднее, чем задница лягушки в январе!

— Да, и это только октябрь! — ответила я.

Субботняя толпа так и не приходила, и даже через три часа, никого не было. Рейган подперла подбородок и щелкала пальцами на другой стороне бара. У западной стены два парня играли в бильярд. На одном из них была футболка с принтом «Легенды о Зельде» (компьютерная игра), одежда другого была Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница настолько помятой, что, казалось, будто ее достали из грязной корзины в прачечной.

Они были не из тех, кого прельщают подпольные бои, так что было нетрудно догадаться, из-за чего страдает наш бизнес.

Постоянный клиент Рейган, Марти, сидел один в конце бара. Он и прыщавые парни у бильярдного стола были единственными нашими посетителями в десять вечера.

— Черт, черт бы побрал эти бои. Почему нельзя устраивать их в течение недели, так это не мешало бы нам заработать больше чаевых, — сказала Рейган.

— Все придут сюда после боя, и весь бар превратится в один сплошной бой, а тебе захочется, чтобы они были подальше Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница, — сказала я, подметая пол в третий раз.

Коди прошел мимо, поглядывая на Рейган краем глаза. Он притворялся занятым, чтобы пережить ночь в одном помещении с Рейган. Он хандрил уже две недели, и срывался на пьяных идиотах, осмелившихся подраться на его стороне бара. В прошлую среду Груберу даже пришлось вынимать его из боя. Хэнк уже побеседовал с ним один раз, и, боюсь, если Коди не успокоится в ближайшее время, то может остаться без работы. Рейган взглянула на него всего на мгновенье, уверившись, что он не смотрит.

— Ты с ним поговорила? — спросила я.

Рейган пожала плечами.

— Я даже не пыталась. Он заставляет Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница меня чувствовать себя сволочью, даже когда я не разговариваю с ним, так что я не горю желанием начинать разговор.

— Он расстроен. Он любит тебя.

Рейган напряглась:

— Я знаю.

— Как дела с Брэзилом?

Ее лицо засияло.

— Он занят футболом и делами Сиг Тау, но скоро вечеринка в честь Дня Святого Валентина, и вчера он пригласил меня туда.

Я подняла бровь:

— Оу, звучит, как будто у вас все серьезно.

Рейган скривилась, посмотрела на Коди и опустила глаза:

— Брэзил — моя первая любовь, Ками!

Я подошла к ней и прикоснулась к ее плечу.

— Я не завидую тебе. Такая тупая ситуация.

— Кстати Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница о первой любви… думаю, ты его, — сказала она, указывая головой на входную дверь. С большой улыбкой на лице, сюда шел Трентон. Я не смогла сделать ничего другого, корме как улыбнуться ему в ответ. Краем глаза я увидела, что Рейган наблюдает за нами, но мне было все равно.

— Привет, сказал он, прислоняясь к бару.

— Я думала, ты пошел на бой.

— В отличие от бойфрендов в Калифорнии, у меня есть свои приоритеты.

— Очень смешно, — сказала я, но бабочки в животе затрепетали.

— Что собираешься делать после работы? — спросил он.

— Спать.

— На улице так холодно, что я подумал, может тебе понадобится дополнительный слой Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница.

Я старалась не улыбаться, как идиотка, но ничего не могла поделать, в последнее время он производил на меня именно такой эффект.

— Куда, черт возьми, улизнула Рей? — спросил Хэнк.

Я пожала плечами:

— Сегодня бой, Хэнк. Посетителей нет. Мы справимся.

— Кому, черт подери, интересно, где она! — сказал Коди. Он скрестил руки, наклоняясь к бару. Он смотрел на пустое помещение с хмурым лицом.

— Ты можешь взяться за эту работу? — спросил Хэнк.

— Нет, — ответил Коди, двигаясь с места.

Хэнк поднес руки ко рту, чтобы громче крикнуть и вдохнул:

— Эй, Груби! Отправь сюда Блиа, вместо Рейган, пока ее нет.

Грубер кивнул и пошел Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница к стойке. Я съежилась, желая, чтобы Хэнк не напоминал Коди и всем, что Рейган, скорее всего, за пределами этих стен, с Брэзилом.

Коди изменился в лице. Мне было жаль его. Он ненавидел работу, которую когда-то любил, и никто из нас не мог винить его в этом. Хэнк даже написал ему хорошую характеристику для хозяйственного магазина, куда подал резюме Коди.

— Рей делает то, что хочет, Коди. И тебе известно это, как никому другому.

Он подвигал челюстью и опустил глаза.

— Я просто… я не понимаю. У нас все было хорошо. Мы не ссорились. Только иногда из-за ерунды с ее папой, но Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница, в основном, нам было весело. Мне нравилось проводить с ней время, я давал ей время, когда ей было нужно. Она любила меня. По крайней мере, она говорила, что любит.

— Она любила, — сказала я. Было тяжело на него смотреть. Он наклонялся к бару, как будто не мог стоять.

Я обошла стойку, подошла к нему и положила руки ему на плечо:

— Тебе просто придется признать, что это не из-за тебя.

Он убрал мои руки со своих плеч:

— Он просто использует ее. И это худшая часть. Я люблю ее больше жизни, а ему плевать на нее.

— Ты не можешь этого Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница знать.

— О, еще как знаю. Думаешь, парни из Сиг Тау не разговаривают друг с другом? Не думаешь, что они обсуждают и твою драму? Они хуже девчонок из Кэп Сиг, обсуждающих кто с кем переспал. И потом слухи доходят до меня, и мне приходится выслушивать все это.

— Мою драму? — я оглянулась, — у меня нет никакой драмы.

Коди указал на Трентона:

— Ты движешься к нему со скоростью 90 миль в час. Тебе не стоит связываться с этим, Ками. Они прошли через многое.

Коди ушел, и я застыла на пару мгновений. Трентон кривил лицо.

— Что, черт возьми, это все значит?

— Ничего, — сказала Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница я. Мое лицо приняло нормальный вид, притворяясь, что мое сердце не хочет выскочить наружу. Наши отношения с ТиДжеем не были секретом, но мы и не показывали их. Я была единственным человеком в маленьком городе, которая знала суть его работы, и для него было важно, чтобы все так и оставалось. Лишние знания ведут к вопросам, отказ отвечать на них — означает хранить секрет. Это не было так уж и важно, потому что мы никому не давали повода говорить о нас. До сих пор.

— О чем он говорит, Ками? — спросил Трентон.

Я закатила глаза и пожала плечами.

— Кто его знает? Он просто злится.

Коди повернулся Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница и ткнул в меня пальцем.

— Ты не знаешь о чем я? Ты ничем не лучше ее, и ты знаешь это! — он снова ушел.

Трентон пришел в замешательство, но, вместо того чтоб объяснить, я подняла навесную часть бара, которая с грохотом упала у меня за спиной, и пошла за Коди, пересекая комнату.

— Эй, эй! — крикнула я дважды, и побежала, чтобы схватить его. Коди остановился, но не повернулся ко мне.

Я потянула его за рубашку, чтобы заставить его повернуться ко мне лицом.

— Я не Рейган, так что хватит срывать свою злость на мне! Я пыталась поговорить с ней Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница. Я заступалась за тебя, черт тебя подери! Но сейчас ты ведешь себя, как плаксивый, надутый и невозможный придурок!

Взгляд Коди смягчился, и он начал что-то говорить. Я подняла руку, показывая, что меня не интересуют его извинения и ткнула в его широкую грудь.

— Ты ни черта не знаешь о моей личной жизни, так что не говори со мной, как будто знаешь. Мы поняли друг друга?

Коди кивнул, а я пошла на свой пост, оставив его на середине комнаты.

— Черт в квадрате, — сказала Блиа, с широко открытыми глазами. — Напомни мне, что лучше тебя не бесить. Даже вышибала боится тебя.

— Камилла! — послышался Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница голос со стороны моего поста.

— О, черт, — сказала я себе под нос. По привычке, я хотела остаться незамеченной, но было уже поздно. Кларк и Колин терпеливо ждали меня со стороны бара Блиа. Я пошла к ним и фальшиво улыбнулась.

— Сэм Адамс?

— Да, пожалуйста, — сказал Кларк. Он был самым нормальным из всех моих братьев, и я всегда хотела, чтобы мы были ближе. Но, обычно, общаться с одним, означало общаться со всеми остальными, а это было уже не то окружение, которое я хотела терпеть.

— Дядя Феликс до сих пор злится на тебя, — сказал Колин.

— Боже, Колин я на работе.

— Я Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница просто подумал, тебе стоит знать, — сказал он с самодовольным выражением на лице.

— Он всегда на меня зол, — ответила я, вытаскивая две бутылки с холодильника, и отправляя их через бар.

Кларк стал угрюмым.

— Нет, маме приходится держать его подальше от твоей квартиры каждый раз, когда он ругается с Кобом.

— Боже, он все еще злится на Коби? — спросила я.

— В последнее время, дома… довольно таки нестабильно.

— Не говори ничего, — сказала я, качая головой, — я не хочу слышать этого.

— Нет, не злится, — сказал Колин, хмурясь. — Отец говорит, что Феликс поклялся не делать ничего подобного вновь.

— Как будто что-то изменилось бы, если он не будет Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница делать это, — проворчала я. — Она все равно осталась бы.

— Эй, это не наше дело, — сказал Колин.

Я посмотрела на него.

— Это было мое детство. Она — моя мама, так что это мое дело.

Кларк глотнул пиво.

— Он злился, потому что ты опять пропустила семейный обед сегодня.

— Меня не приглашали.

— Ты всегда приглашена. Мама тоже расстроилась.

— Прости, но я не могу больше иметь с ним дело. У меня других дел полно.

Кларк нахмурил брови.

— Ты сурова. Мы все еще твоя семья. Мы бы все заступились за тебя, Камилла.

— Что насчет мамы? — спросила я. — За нее тоже заступились бы?

— Черт Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница возьми, Ками. Почему ты не можешь просто отпустить все это?

Я подняла бровь.

— Не могу, и Чейз, и Кларк, и Коби не могут. Мне нужно работать, — я вернулась за свою стойку бара.

Большая рука обернулась вокруг моей руки. Трентон встал, когда увидел, что Кларк схватил меня, но я покачала головой и повернулась.

Кларк вздохнул:

— Мы никогда не были семьей, в которой можно было рассказывать о чувствах, но мы все еще семья. Ты, все еще, член нашей семьи. Я знаю, иногда его трудно воспринимать, но мы должны держаться вместе. Мы должны попытаться.

— Не ты стоишь у него на пути, Кларк. Ты Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница не знаешь, каково это.

Кларк сжал челюсти.

— Знаю, ты старшая, Ками. Но ты уехала три года назад. Если ты думаешь, что я не знаю каково это принимать его гнев на себя, то ты ошибаешься.

— Тогда зачем притворяться? Мы висим на волоске, я даже не знаю, что держит нас вместе до сих пор.

— Не имеет значения. Это все что у нас есть, — говорит Кларк.

Я смотрела на него пару минут, и подвинула им еще две бутылки.

— Держите, за мой счет.

— Спасибо, сестра!

— Ты в порядке? — спросил Трент, когда я вернулась на свое место.

Я кивнула.

— Отец до сих пор злится из Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница-за Коби. Думаю, отец и Коби много воюют. Отец угрожал прийти ко мне разбираться.

— Что ты имеешь ввиду?

Я пожала плечами.

— Когда мои братья косячат, так или иначе, всегда попадает мне.

— И чем все заканчивается? Когда он приходит злым?

— Он никогда еще не приходил в мою квартиру. Но, предполагаю, если он достаточно разозлится, то в один прекрасный день придет.

Трентон не ответил, но беспокойно заерзал на стуле.

Ко мне подошла Блиа и показала дисплей телефона.

— Только что получила смс от Лейни. Она сказала, что бой закончился, и большинство народу направляется сюда.

— Вау! — сказала Рейган, заходя с задней двери Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница бара. Она вытащила пустую коробку для чаевых и поставила его на верхней части панели. Марти сразу вытащил двадцатку и бросил туда. Рейган подмигнула ему и улыбнулась.

Трентон похлопал по стойке пару раз.

— Я лучше пойду. Не хочу быть здесь, когда тупоголовые дубины с боя доберутся сюда, и я в конечном итоге почти убью кого-то. Опять.

Я подмигнула ему:

— Мистер Ответственность!

— Напиши мне. Я хочу потусить завтра, — сказал он, уходя.

— Снова? — спросила Рейган, поднимая брови.

— Ой, заткнись, — ответила я, не желая слышать ее мнение.

Толпа после боя повалила в Ред и теперь всё помещение стояло на ногах Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница. Диджей крутил ритмичную музыку, но это не имело значения: парни были пьяны, и думали, что все непобедимые, как Трэвис Мэддокс.

В течение получаса Коди, Грубер и Хэнк не раз разнимали дерущихся людей. В один момент, весь бар превращался в одно большое столкновение, и Хэнк выкидывал всех на улицу. Полицейские машины были припаркованы на улице, помогая разнимать драчунов, и арестовывая некоторых буйных парней за публичное пьянство, прежде чем они смогли бы дойти до своих транспортных средств.

Недавно, бар был городом-призраком. А сейчас музыка сменилась на классический рок и Топ 40. Рейган ворчала и считала чаевые, время от времени выкрикивая ругательства Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница.

— Между тем, что ты помогаешь своему брату и за эти чаевые, нам повезет, если мы заплатим по счетам в этом месяце. Мне нужно начать экономить, чтобы купить платье на вечеринку.

— Так поставь на Трэвиса, — сказал я, — это проще.

— Для начала у меня должны быть деньги, чтобы поставить на Трэвиса, — выдала Рейган.

Кто-то тяжело опустился на стул напротив меня.

— Виски, — сказал голос, — и наливай дальше.

— У кого-то горят уши, Трэв? — спросила я, протягивая ему пиво. — Мне кажется, сегодня не стоит пить виски.

— Должно быть, ты единственная девушка, не говорящая всякую чушь про меня.

Он наклонил голову и вылил янтарную Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница жидкость прямо горло. Стеклянная бутылка приземлилась на стойку бара, и я вытащила следующую, поставив её перед Трэвисом.

— Кто-то говорит про тебя всякую фигню? Не очень умно, — сказала я, наблюдая, как Трэвис зажигает сигарету.

— Голубка, — выдал он, скрестив руки на верхней части бара. Он наклонился, сгорбившись, и стал выглядеть потерянным. Я наблюдала за ним на пару минут, не понимая, был он еще трезв или уже пьян.

— Сегодня было труднее, чем обычно? — спросила я обеспокоенно.

Вошла еще одна большая группа, вероятно, те, кто отстал после боя. Они были вполне счастливыми и, казалось, что, по крайней мере, они ладят друг Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница с другом. Мы с Трэвисом были вынуждены приостановить нашу беседу. В течение следующих двадцати минут, или около того, я была слишком занята, чтобы общаться, но когда последние прибывшие были вытолкнуты из бара и отправились домой, я поставила стакан виски перед Трэвисом, напиток моментально исчез. Он по-прежнему выглядел подавленным. Может быть, даже больше, чем был раньше.

— Ладно, Трэв. Рассказывай.

— Что рассказать? — спросил он, отходя от стойки.

Я покачала головой:

— Девушка, — это было единственным, что объясняло выражение лица Трэвиса Мэддокса. Я никогда не видела его таким раньше, так что это могло значить только одно.

— Какая девушка?

Я закатила глаза:

— Какая девушка, серьезно Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница? Ты забыл, с кем разговариваешь?

— Ладно, ладно, — сказал он, оглядываясь по сторонам.

— Это Голубка.

— Голубка? Ты шутишь?

Трэвис слабо улыбнулся.

— Эбби. Она же голубка. Чертова голубка, которая забралась в мою голову и не позволяющая нормально думать. Ничто не имеет значения теперь, Кэм. Каждое придуманное мною правило разбивается один за другим. Я — котенок. Нет… хуже. Я — Шеп.

Я засмеялась:

— Будь добрее.

— Ты права, Шепли — хороший парень.

Я налила еще, он выпил.

— Будь добрее и к себе тоже, — сказала я, вытирая стойку бара, — боже, влюбиться — не грех, Трэв.

Глаза Трэва забегали:

— Я запутался. Ты говоришь со мной или с Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница богом?

— Я серьезно. Итак, у тебя есть чувства к ней, и что?

— Она ненавидит меня.

— Нет.

— Да, я слышал ее сегодня, случайно. Она считает меня подонком.

— Она так сказала?

— Определенно.

— Ну, в какой-то мере, она права.

Трэвис нахмурился. Он не ожидал этого.

— Спасибо большое.

Я налила ему снова. Он выпил все, прежде чем я успела вытащить пиво из холодильника. Я поставила пиво в бар, подняла руки вверх:

— Ты не согласен, учитывая твое поведение в прошлом? Я имею виду, что… может быть для нее ты мог бы стать лучше.

Я налила ему еще один шот. Он немедленно откинул голову, открыл рот Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница и выпил все.

— Ты права. Я — подонок. Могу ли я измениться? Черт, я не знаю. Наверное, недостаточно, чтобы заслуживать ее.

Глаза Трэвиса уже остекленели, поэтому я убрала бутылку виски на место, а затем повернулась к своему другу. Он зажег еще одну сигарету.

— Мне еще пива.

— Трэв, думаю, тебе на сегодня хватит, — говорю я. Он был уже слишком пьян, чтобы понять, что у него уже есть пиво.

— Ками, просто дай мне пиво.

Я взяла бутылку, стоявшую на расстоянии 6 дюймов, и поставила перед его взором.

— Оу.

— Да, я же сказала, ты выпил достаточно много, с тех пор как пришел.

— В мире Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница не хватит ликера, который заставил бы меня забыть то, что она сказала сегодня, — сказал он нечленораздельно. Это плохо.

— Что именно она сказала? — спросила я.

— Она сказала, что я не был достаточно хорош. Я имею в виду… издалека, но это то, что она имела в виду. Она думает, что я кусок дерьма, и я… Я думаю, что влюбляюсь в нее. Я не знаю. Я не могу больше думать. Но когда я выиграл спор после боя, и знал, что она будет жить у меня в течение месяца, — он потер шею, — думаю, я никогда не был так счастлив, Ками.

Я нахмурила брови. Я Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница никогда не видела его таким растерянным.

— Она останется с вами в течение месяца?

— Мы поспорили. Если я выигрываю, то она переезжает ко мне на месяц.

— Это была твоя идея? — черт, он уже был влюблен в эту девушку и даже не знал об этом.

— Час назад я считал это гениальной идеей, — он потряс стаканом, — еще.

— Нет, выпей свое чертово пиво, — сказала я, пододвигая к нему бутылку.

— Я знаю, я не заслуживаю ее. Она…, - его глаза потеряли фокус, — потрясающая. Что-то в ее глазах так знакомо. Что-то, что есть и у меня, понимаешь?

Я кивнула. Я точно знала Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница, что он имеет ввиду. Я чувствовала то же самое, смотря в глаза, так похожие на эти.

— Ну, может тебе стоит поговорить с ней об этом. Не нужны все эти недопонимания.

— У нее завтра свидание. С Паркером Хейсом.

Я сморщила нос:

— Паркер Хейс? Ты что не предупредил ее на счет него?

— Она мне не поверила. Она думает, что я говорю это, потому что я ревную, — он раскачивался в кресле. Я собиралась вызвать ему такси.

— А ты ревнуешь?

— Да, он же гавнюк.

— Ты прав.

Трэвис запрокинул пивную бутылку и сделал большой глоток. Его веки отяжелели. Он не мог уже ходить сам Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница.

— Трэв…

— Не сегодня Ками. Я просто хочу напиться.

Я кивнула:

— Да видно, что ты уже претворил это в жизнь. Хочешь вызову такси? — он едва покачал головой.

— Да, но я сам доеду домой, — он попытался сделать еще один глоток пива, но я держала горлышко бутылки, пока он не посмотрел на меня, — я серьезно!

— Я знаю.

Я отпустила бутылку и увидела, как он выпил все пиво.

— Трент говорил о тебе недавно.

— Да? Я собираюсь подарить ей щеночка, — сказал Трэвис. По крайней мере, он был слишком пьян, чтобы остановиться на теме "о чем говорил Трентон". — Думаешь, Трент сможет присмотреть за ним для меня?

— Откуда Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница я могу знать?

— Разве вы не были близки в эти дни?

— Не совсем.

Лицо Трэвиса сжалось.

— Это ужасно, — сказал он, его слова слились воедино. — Кому, черт возьми, хочется чувствовать себя так? Кто целенаправленно делает это для себя?

— Шепли, — сказала я с улыбкой.

Он поднял брови:

— Ты ведь даже не шутишь, — после недолгой паузы, он изменился в лице, — что мне делать Ками. Скажи мне, что мне делать, потому что, я не знаю что делать.

Я покачала головой:

— Ты уверен, что она не хочет тебя?

Трэвис посмотрел на меня грустными глазами.

— Она так сказала.

Я пожала плечами.

— Тогда попробуй забыть Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница о ней.

Трэвис посмотрел на пустую бутылку.

Две девушки, которых продинамил Трентон сегодня ночью, начали покупать Трэвису напитки, и, в скором времени, он едва мог сидеть на стуле. В течение следующих полутора часов, он полностью погрузился в процесс опустошения каждой бутылки, которая попадала ему в руки.

Сестры из южного штата поставили табуреты по обе стороны от Трэвиса, а я ушла, стремясь обслужить завсегдатаев. Я не удивлюсь, если они подумали, что это Трентон. Четверо младших братьев Мэддоксов были очень похожи друг на друга, а на Трэвисе была белая футболка, похожая на ту, что была на Трентоне.

Краем глаза я увидела Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница, что одна из девушек закинула ногу на бедра Трэвиса, другая повернулась к нему, затем они присосались к его лицу, что заставило меня почувствовать себя извращенкой.

— Э-э, Трэвис? — сказала я.

Он встал и бросил сто долларов на стойку. Он провел пальцем по губам, а затем подмигнул:

— Это я так забываю.

Девушки шли по обе стороны от него, и он опирался на них, так как едва мог ходить.

— Трэвис! Было бы лучше, если бы они отвезли тебя домой, — крикнула я.

Он меня не узнал. Рейган рассмеялась.

— Ох, Трэвис, — сказала она.

— Он, конечно, интересный, — я скрестила руки. — Надеюсь, они снимут Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница номер в отеле.

— Почему? — спросила Рейган.

— Потому что девушка, в которую он влюблен в его квартире. И если эти девушки пойдут к нему домой, он проснется утром с мыслью, что ненавидит себя.

— Он придумает что-нибудь. Он всегда придумывал.

— Да, но в этот раз все по-другому. Он выглядел совершенно отчаянным. Если он потеряет эту девушку, я не знаю, что он будет делать.

— Он напьется и переспит с кем-нибудь. Все мальчики Мэддоксы делают так.

Я вытянула шею и посмотрела на нее, и она виновато улыбнулась.

— Я давно говорила тебе не связываться с ними. Ты еще никогда не прислушивалась моим Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница советам.

— Ну, продолжай говорить, — сказала я, принимая последний заказ.

Глава 12

— Не могу поверить, что ты позволил ему уговорить себя присматривать за собакой, — сказала я, качая головой.

Трентон, растянувшись на диване, прикрыл глаза рукой.

— Это всего лишь на пару дней. Трэвис готовит Эбби вечеринку-сюрприз в это воскресенье, и он собирался подарить ей его. Щенок на самом деле очень даже милый. Я буду скучать по нему.

— Ты назвал его уже?

— Нет, — сказал он, кривя лицо, — ну ладно, я дал ему кличку. Но Эбби решать, как его назвать, так что это всего лишь на время. Я объяснил ему это.

Я Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница усмехнулась.

— Скажешь, какое?

— Нет, потому что это не его имя.

— Расскажешь когда-нибудь.

Трентон улыбнулся, его рука все еще прикрывала глаза.

— Бандит.

— Бандит?

— Он крадет у папы носки и прячет их. Он — маленький уголовник.

— Мне нравится, — сказала я, — День рождения Рейган тоже приближается. Я должна подарить ей что-то. Ей так тяжело покупать подарки.

— Подари ей одну из тех GPS-наклеек для ключей.

— Это неплохая идея. Когда у тебя день рождения?

Трентон улыбнулся.

— 4 июля.

— Врешь.

— Я не вру тебе.

— Твое настоящее имя Янки-дудл?

(примечание: Янки-дудл — национальная песня в США, в настоящее время понимаемая в патриотическом ключе. Также является Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница гимном штата Коннектикут.)

— Не слышал о таком раньше, — он был невозмутим.

— Разве ты не собираешься спросить, когда мой?

— Так, я знаю.

— Нет, не знаешь.

Он не колебался:

— Шестого мая.

Мои брови взлетели.

— Цветочек, я знаю это еще с четвертого класса.

— Как ты запомнил это?

— Твои бабушки и дедушки отправляли тебе воздушные шары каждый год в один и тот же день, пока ты не окончила школу.

Мои глаза блуждали, пока я вспоминала:

— Каждый год — один шар. Я должна была надуть и прикрепить восемнадцать воздушных шаров к своему Смурфу в старшем классе. Я скучаю по ним, — я отвлеклась от воспоминаний. — Минуточку Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница… ты врешь. Разве день рождения Трэвиса не в День смеха?

— Первого апреля, да.

— А твой — в День Независимости?

— Да, а Томаса — в День Святого Патрика, близнецы же родились первого января.

— Ты такой врунишка. Тейлор и Тайлер родились в марте. Они приходили праздновать в Ред в прошлом году.

— Нет, день рождения Томаса в марте. Они приходили помочь с празднованием и сказали это ради бесплатных шотов.

Я посмотрела на него.

Он усмехнулся.

— Я клянусь!

— Братьям Мэддокс нельзя доверять.

— Я протестую.

Я посмотрела на часы.

— Уже пора на работу. Нам лучше выходить.

Трентон сел, а затем уперся локтями в колени Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница.

— Я не могу продолжать приезжать, чтобы увидеть тебя в Ред каждую ночь, а затем ещё работающей весь день. Это утомительно.

— Никто не говорил, что ты должен.

— Никто не выдержит такой график, если не хочет. Только если он действительно хочет. А я действительно хочу.

Я не могла скрыть улыбку, которая коснулась моих губ.

— Ты должен попробовать поработать всю ночь в Ред, а потом проработать ещё весь день.

— Закрой свой прекрасный ротик, большой ребенок, — поддразнивал он.

Я свела кулаки вместе:

— Эта «куколка» — ты!

Кто-то постучал в дверь. Я нахмурилась, посмотрела на Трента, затем подошла к двери и посмотрела в глазок Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница. Это был мужчина примерно моего возраста, с большими глазами, безупречно уложенными волосами и лицом настолько совершенным, будто он сошел прямо со страниц каталога Банана Репаблик. На нем был мятно-зеленый «оксфорд» на пуговицах, джинсы и мокасины. Я вспомнила его, но не была уверена, откуда, так что я придержала цепочку на двери, когда открывала ее.

— Привет, — сказал он, нервно посмеиваясь.

— Чем могу помочь?

Он наклонился и прикоснулся рукой к груди.

— Я Паркер. Моя подруга Эмбер Дженнингс живет по соседству. Я видел, как ты шла домой прошлой ночью, когда я направлялся домой, и я подумал, может ты хотела бы…

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 3 | Нарушение Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница авторских прав


documentahlswpd.html
documentahltdzl.html
documentahltljt.html
documentahltsub.html
documentahluaej.html
Документ Мое прекрасное забвение (ЛП) 8 страница